С праздником 8 марта, дорогие женщины! (lex Oppia)

 

Несмотря на то, что он более распространен в социалистических (или бывших ранее таковыми) странах, тем не менее, это официальный праздник ООН с 1975 года.

В нашем патриархальном (несмотря на XXI век) обществе движение за права женщин теперь уже у многих вызывает улыбку или насмешки. Однако нельзя сказать, что женщины так уж равны мужчинам в наше время. И речь сейчас не о желании женщин иметь возможность работать наравне с мужчинами (это пожалуйста, а вот с оплатой труда дело обстоит хуже), а о более тонком отношении к нашей сестре.

Да, мы имеем право голосовать, одеваться, как хотим, и разводиться. Но если вспомнить недавние скандалы с Дианой Шурыгиной и с Ириной Сычевой или декриминализацией побоев в семье, то становится понятно, что до равенства с мужчинами нам еще далеко.

Правда, в Древнем Риме дело обстояло еще хуже. Лучше, чем в Древней Греции, но хуже, чем у нас. Бытует мнение, что римская женщина была практически выключена из общественной жизни, исключая, пожалуй, религиозную сферу, и всецело находилась во власти сначала отца, затем мужа. Это, конечно, так, но не совсем так.

О браке. В Риме существовал очень строгий институт брака с различными ограничениями, уточнениями и запретами. На государственном уровне отношение к женщинам было весьма потребительским. Военачальник и политический деятель Квинт Цецилий Метелл Македонский считал, что с женщинами "не вполне удобно, и без них жить никак нельзя" (Gell. Noct. Att., I, 6, 2), а Сенека называл женщину прямо – "неразумным животным, диким и не умеющим сдерживать свои вожделения" (de const. sap. 14. 1). А приличные, казалось бы, люди...

Если кратко, то выйти замуж можно было двумя способами (не будем здесь вспоминать про конкубинат и прочие формы недо-брака). 1. Cum manu – в этом случае жена переходила под власть мужа, становясь как бы "дочерью" отца семейства – pater familias. 2. Sine manu – жена, живя в доме супруга, юридически оставалась под властью прежнего pater familias (то есть, своего отца, отчима или брата). При этом ее приданое и имущество сохранялось в ее владении и полном распоряжении.

О политике. Женщина могла влиять на политику исключительно через мужчин. История Республики сохранила нам немало женских имен, ставших символами чего-то хорошего, но все эти дамы – Лукреции, Ветурии, Волумнии – совершали свои подвиги во имя мужского мира. Они были непреклонно верны отцу, мужу и родине. Чего хотели они сами, никого не интересовало, да, возможно, они сами не думали, что можно чего-то хотеть, кроме безграничной преданности близким мужчинам и Риму.

О религии. Ну, тут, конечно, у женщин была возможность развернуться, начиная от собственных религиозных союзов до отправления важного для Рима культа Весты. Однако и здесь авторитет женщин существовал лишь пока она находилась в рамках, дарованных ей мужчинами.

Как только женщина делала шаг в сторону (вспомним жен Катона Младшего, Лукулла, Марка Антония или Семпронию с Сервилией), мужчины (включая историков, стряпавших им репутацию в будущем) реагировали мгновенно – развод и общественное осуждение гарантировали ей неприятности в течение всей жизни.

Впрочем, это всего лишь пост в социальной сети, и меня всегда упрекали за слишком большие объемы текста. Так что я лучше расскажу о забавном эпизоде борьбы римских женщин за свои права во II в. до н.э.

Как вы помните, рубеж III-II в. до н.э. – это Вторая Пуническая война. Вот только что – в 216 году до н.э. – произошла битва при Каннах. Однако я не сказала главного – достаточно удивительного решения Сената относительно пленных. Ганнибал отпустил всех пленных союзников, а Риму предложил выкупить своих граждан. Всадники стоили 500 серебряных денариев, пехота шла по 300, рабы – по 100. Народ обратился к Сенату с требованием согласиться на условия Ганнибала, но Сенат... отказал. Отказал в выкупе римских граждан из карфагенского плена. Очевидно, это было сделано не из сталинской предпосылки "у нас нет военнопленных, а только предатели Родины", а из недостатка финансов в казне. Ганнибалова война породила в Риме ряд законов (Закон Клавдия - lex Claudia de nave senatorum, Закон Метилия - lex Metilia de fullionibus и Закон Оппия - lex Oppia) против роскоши, принятых во имя спасения римского народа посредством экономии, на первый взгляд, довольно странными способами.

Закон Оппия 215 года до н.э. запрещал женщинам пользоваться повозками для передвижений внутри городов и на расстояния менее мили вокруг них (исключая религиозные нужды), носить разноцветную одежду и обладать более чем половиной унции золота (очевидно, в виде украшений). Короче, скромнее надо быть бабам, коли мужики воюют.

20 лет женщины терпели эту несправедливость (по сути – поколение), а в 195 году до н.э. произошло вот что:

(Тит Ливий, История Рима от основания Города, 34, 1) "Среди забот, что принесли римлянам великие войны — и те, что недавно закончились, и те, что вот-вот грозили начаться, — возникло дело, о котором и упоминать бы не стоило, если бы не вызвало оно бурные споры. Народные трибуны Марк Фунданий и Луций Валерий предложили отменить Оппиев закон. [...] Народные трибуны Марк и Публий Юнии Бруты защищали Оппиев закон и сказали, что никогда не допустят его отмены. Многие видные граждане выступили за Оппиев закон, многие — против него. На Капитолии чуть не каждый день собиралась толпа; все римляне тоже разделились на сторонников и противников Оппиева закона, женщин же не могли удержать дома ни увещания старших, ни помышления о приличиях, ни власть мужа: они заполняли все улицы и все подходы к форуму, умоляли граждан, которые спускались на форум, согласиться, чтобы теперь, когда республика цветет и люди день ото дня богатеют, женщинам возвратили украшения, которые они прежде носили. Толпы женщин росли с каждым днем, так как приходили женщины из окрестных городков и селений. Уже хватало у них дерзости надоедать своими просьбами консулам, преторам и другим должностным лицам; самым неумолимым оказался один из консулов — Марк Порций Катон... [...]"

Затем, по Ливию, Катон толкнул пламенную речь с обличением бабской жадности и расточительности и выступил против отмены закона. Речь эту, конечно, стОит прочесть. Затем в ответ выступил Луций Валерий с еще более огнедышащей речью за отмену... И...

"После того, как все было сказано за и против закона, на следующий день еще больше женщин, чем прежде, высыпали на улицы Города; всей толпой кинулись они к дому Брутов, которые препятствовали принятию предложения других трибунов, и до тех пор их упрашивали, пока не вынудили отказаться от их намерений. Тогда стало ясно, что Оппиев закон будет отменен голосованием во всех трибах; так оно и случилось спустя двадцать лет после его принятия". (Ливий, 34, 8).

Мы победили! Dixi!

P.S. Если что, то я – за роскошь и разврат Империи, конечно же, а не за чистоту и строгость нравов Республики.

На фотографиях: золотые украшения, обнаруженные при раскопках Помпей, Геркуланума и Оплонтиса.













 

ulli