История раскопок Помпей. 1748-1798

 

23 марта 1748 года неаполитанским аббатом Марторелли был открыт первый участок раскопок на холме в Чивите. Военный инженер Рокке де Алькубьерре, по приказанию короля работавший в Геркулануме и возглавивший раскопки здесь, был уверен, что это древние Стабии. Никаких археологов тогда не было и в помине, а работы осуществлялись силами армии, а иногда и заключенных.

Раскоп пришелся на перекресток via Stabiana и via di Nola, и результатом работ явились монеты, фрески, статуи и даже скелет. Окрыленный успехом, Алькубьерре начинает раскопки еще в нескольких местах: в Амфитеатре, на некрополе Porta Ercolano (Геркуланских ворот) и прилегающих территориях. Однако скудность находок разочаровала управляющего, он велел засыпать все обратно и вернулся в Геркуланум.

Там в 1750 году была открыта Вилла Папирусов с потрясающей библиотекой из 1800 свитков и коллекцией бронзовых статуй. Папирусы были открыты случайно: Камило Падерни, директор королевского музея в Портичи, узрел на них буквы и понял, что это.

Впрочем, с находками и в Геркулануме не церемонились. Например, к надписям из накладных медных букв относились довольно странно - по приказанию Алькубьерре буквы снимались и отправлялись в музей с указанием их общего веса. Не надо объяснять, что поскольку никто не фиксировал буквы в момент находки, то смысл надписи утрачивался.



Прекрасно видно, что осталось от картин, располагавшихся ранее в центре каждой из панелей.
Причем интересно, что дыры в боковых панелях зашпаклевали, а в центральной - нет.

В 1754 году в Помпеях продолжились поиски древних сокровищ. На этот раз на Вилле Цицерона, у Геркуланских ворот и в квартале Юлии Феликс. Из откапываемых на удачу зданий изымались все находки, и, сняв планы с комнат, здание засыпали вновь землей. Вновь все, что пришлось по душе Падерни, было отправлено в Портичи, а что не пришлось - разрушено.



Вырезанные и снятые со стен фрески отправляли в королевский музей, там вставляли в рамы и развешивали по стенам.

Учет найденного велся помощниками Алькубьерре - архитектором Франческо Ла Вегой и инженером Карлом Вебером - исключительно с бюрократических позиций: отмечалось только то, что заинтересовало музейщиков. А то, чем они пренебрегли, в списки даже не вносилось. Нельзя винить в этом Ла Вегу или Вебера, подобное указание исходило от короля, ведь эти записи предназначались для ведения документации о перемещении художественных ценностей в его музей. Со своей стороны, оба помощника оставили после себя и более важные материалы. Например, Ла Вега составил общий план Помпей, а Вебер, основываясь исключительно на данных траншей в Геркулануме, - план Виллы Папирусов.

В 1759 году регентом Королевства Обеих Сицилий становится Фердинанд IV, и с подачи его супруги Марии Каролины работы в Помпеях выходят на качественно новый уровень. Во-первых, новый (с 1760 года) управляющий Ла Вега старается открывать здания последовательно и насколько возможно полно, во-вторых, забракованное Падерни теперь не уничтожается, а остается на месте находки. Ла Вега даже пробует вернуть из музея в Помпеи фрески и предметы обихода. Он надеется превратить мертвый город в музей под открытым небом. Однако название этого города все еще остается под вопросом.

И только в 1763 году у некрополя Геркуланских ворот был найден столб из травертина с надписью: "По приказу императора Цезаря Веспасиана Августа трибун Тит Сведий Клеменс, проведя расследования и проверив размеры, вернул городу Помпеям общественную землю, занятую частными лицами", что позволило точно установить название города.

Кстати, подобные столбы были найдены позднее еще и у Геркуланских, Нуцерийских и Морских ворот, а надпись означала, что трибун Тит Сведий Клеменс попросту снес незаконно построенные на территории померия, являвшегося общественной собственностью, жителями Помпей дома.

С самого начала раскопки проходят в обстановке полной секретности, никаких отчетов, разумеется, не публикуется, и общественность слабо представляет, что творится в Геркулануме и Помпеях. Однако санкционируемые прорывы информации все же были. Например, в 1749 году Марчелло Венути публикует "Descrizione delle prime scoperte della citta di Ercolano", а Франческо Валетта 8 лет спустя - "Antichita di Ercolano". В 1780-х выходит полная серия гравюр открытых и идентифицированных в предыдущее десятилетие памятников Помпей - "Voyage pittoresque ou Descriptions des Royaumes de Naples et de Sicilie". И наконец в конце XVIII века подготовлено весьма внушительное издание "Gli Ornati delle pareti e i pavimenti delle stanze dell'antica Pompei", где фрески представлены в их оригинальном декоративном контексте, что, собственно, свидетельствовало о начале нового подхода к раскопкам.


За этот период работы проводятся в VII районе - Театральном квартале, на Треугольном Форуме и Храме Исиды (полностью его откроют лишь в первых годах следующего столетия). Частично исследована Вилла Диомеда, Дом Хирурга и участки в insula occidentale.



"Храм Мсиды". Гравюра Франческо Пиранези. 1788 год

К слову, в криптопортике Виллы Диомеда были обнаружены отпечатки 18 жертв Везувия - детей и женщин, одна из которых особенно выделялась великолепным набором золотых ювелирных украшений. Вилла Диомеда стала первым за пределами Помпей домом, который после исследования не засыпали.



Вилла Диомеда. Фотография Джорджо Соммера. 1869 год

 

назад на "Историю раскопок"

ulli
рулетка кс го для бомжей